Что интересного
«У нас отбирают последнее – конституционные основы. Пройти мимо и не заметить уже невозможно»
Мы поговорили с московским муниципальным депутатом и инициатором общественной кампании «НЕТ» Юлией Галяминой о том, почему надо идти на голосование по поправкам к Конституции, о местном самоуправлении, оппозиции и политической активности в России
30 июня/ 2020
Юлия Галямина — муниципальный депутат Тимирязевского района Москвы. Летом 2019 года баллотировалась в Мосгордуму как независимый кандидат и вместе с другими оппозиционерами была безосновательно не допущена до регистрации. Гражданская активистка, журналист, учредитель окружной газеты «Наш Север» и кандидат филологических наук. В прошлом научный сотрудник МГУ и преподаватель ВШЭ. Сейчас преподает в РАНХиГС.
Вас можно считать одним из тех политиков, которые поднимают местное самоуправление в Москве. Растет ли заинтересованность людей в малой политике?

Заинтересованность, слава богу, растет. Жителям вообще больше интересно, что происходит у них под носом, что им ближе и что их касается. Мы видим и на примере муниципальных выборов, и по летней кампании. Народ начинает открывать глаза и понимать, что хотя бы на уровне района мы что-то можем. Люди начали понимать, что если не они, то никто не наладит жизнь в их городе, во дворе, в подъезде. Так что сейчас самое время закладывать фундамент для самоуправления.


Как заинтересовать жителей участвовать в жизни района, если они постоянно работают?

И что, что они работают? Они же не работают постоянно, каждую минуту. Все равно есть какое-то свободное время. Кроме того, надо же не забывать про остальную часть населения. У нас жители – это не только работающие люди. Есть же еще пенсионеры, мамочки – они сейчас самые активные. У них как раз есть время, они ходят по управам, решают проблемы.


Вы используете какие-то средства для привлечения жителей?

Ну слушайте, какие средства? Понимаете, люди сами заинтересовываются. Они сами приходят, когда у них появляются проблемы. Где-то незаконная точечная застройка, как у нас в Тимирязевском застраивали парк «Дубки», где-то некачественно провели ремонт подъезда. Им нужно разобраться с управой, с тем же «Жилищником». Их даже специально привлекать не надо. Жители сами обращаются к нам – муниципальным депутатам.


Сейчас у муниципальных депутатов очень мало полномочий. При каких условиях власть позволит отделить местное самоуправление от федерального и позволит ли вообще?

Местное самоуправление у нас и так отделено от федерального по Конституции и сейчас это как раз хотят изменить с помощью поправок. Другое дело, что у нас нет независимости, но опять же такая ситуация только в муниципалитетах Москвы и Питера. Но надо не забывать и про регионы. В регионах есть самостоятельные депутаты, у них больше полномочий. Там есть заксобрания, которые вполне успешно работают, разрабатывают программы, утверждают бюджеты. В Москве такое невозможно, понятное дело. При каких условиях я не знаю, честно говоря. Я бы не была так уверена, что вообще позволит, потому что сейчас муниципалитеты, те же оппозиционные депутаты Мосгордумы все больше начинают продвигать свои идеи и власть это понимает.


В последние годы мы видим возрастающую гражданскую активность. При этом все-таки большинство людей политикой не интересуется. Даже молодые люди, говорят, что они аполитичны, несмотря на то, что часть из них выходит на улицы.

Это вы про какое большинство говорите? На какие данные ссылаетесь? У нас таких исследований нет, да и точно мы этого все равно не узнаем. Мы же не можем определить, сколько молодых людей участвует в политике, а сколько нет, большинство или не большинство. Активное всегда меньшинство. Еще меньше людей, которые выходят на улицы. Но это же не единственный способ проявлять свою политическую активность, это не значит, что только те, кто ходит на митинги – интересуются политикой. Остальных интересующихся мы просто не видим. Собственно говоря, те, кто просто ходит на выборы – они тоже политически активные. Естественно, всегда и везде были и будут аполитичные люди. На самом деле, это совершенно нормальное явление и в Европе, и во всем мире. У людей могут быть другие интересы и здесь ничего такого страшного нет.


Кстати, о выборах. Мы знаем, что бюджетников заставляют приходить и голосовать за нужного человека. К сожалению, голосование уже стало их служебной обязанностью. Как разрушить эту систему?

В том, что их им говорят ходить голосовать ничего страшного нет. Голосовать нужно. Это хорошо, если все больше людей голосует. Они реализуют свое избирательное право. Вопрос только в том, чтобы они голосовали по совести. Заставляют? Все равно кто хочет, тот идет голосовать. Кто не хочет, тот бойкотирует. Главное, чтобы это был выбор по совести. А как разрушить систему? Мы ничего не можем разрушить, только создавать альтернативы.


В интервью OpenDemocracy вы говорили, что сейчас у общества есть значительное число самостоятельных лидеров и партии им не нужны. При этом оппозиционные кандидаты прошли в Мосгордуму в основном в составе партий.

Партийная система вообще во всем мире деградирует. Отдельный человек в состоянии стать успешным политиком и заниматься теми делами, которыми он хочет заниматься. Он может не зависеть от репутации партии, от ее деятельности и политического курса. Но тут понимаете, какая штука. Самостоятельному кандидату надо собрать подписи, провести кампанию. Ему на это нужны деньги. Конечно, идти от партии сейчас легче.


Оппозиция давно критикует подписной барьер, который мешает независимым кандидатам регистрироваться на выборы. Вы также считаете, что сбор подписей нужно отменить. Но как тогда будет действовать система?

Нужно просто вернуть ту систему, которая действовала до 2012 года. Чтобы была возможность внести денежный залог или снизить подписной барьер. Моя позиция такая, что мы сможем изменить нашу страну. Альтернатив должно быть тысячи и естественно должна быть конкуренция. Понимаете, очень многим кандидатам нужны подписи. Иногда не хватает-то одной-двух, а зарегистрироваться он не может. Система построена таким образом, что депутатом становится тот, кого никто в районе-то не знает. Так сейчас по всей Москве.


Согласны ли вы с предложением регистрировать всех желающих?

Нет, ну всех желающих регистрировать нельзя. Это будет очень дорого и сложно. Хотя бы сделать так, чтобы человек собрал 10 или 100 подписей. Чтобы было понятно, что он на что-то способен и люди его поддерживают. 10 подписей, что люди за него вступятся, что он хотя бы что-то делал, может сделать и делает. На самом деле, депутатом должен становиться человек, вырастающий из сообщества, и он продолжает поддерживать с ним связь. Не просто случайные люди, которые в последний момент где-то там записались и пошли, а локальные политики, которые много лет занимаются общественной деятельностью у себя в районах.

Можно же и на улице к людям приставать, чтобы о тебе знали, подпись оставили. Это тоже метод, но не такой эффективный, как если вы просто поговорите со своими соседями о выборах муниципальных, о том, о сём. Не надо сразу с Навального начинать, они испугаются. Надо сделать так, чтобы у вас было доверие, базовое доверие с вашими соседями и тогда вам будут доверять во многих вопросах и как следствие захотят видеть в списке кандидатов.



ПОПРАВКИ К КОНСТИТУЦИИ И КАМПАНИЯ «НЕТ»

Почему команда Навального сразу не вступила в борьбу с поправками к Конституции и что они будут делать сейчас ?

Вот это для меня тоже остается вопросом и большой загадкой. Что они будут делать? Они будут призывать к бойкоту, конечно, как они и делали. Только они почему-то не видят, что бойкот ни к чему не приводит. И я думаю, переубедить их вряд ли получится.


Вы предлагаете избирателям пойти по пути протестного голосования и выступаете против бойкота. Сработает ли такая стратегия голосования? Почему надо идти?

Нужно призывать людей голосовать «против» и объяснять им, почему надо так делать. Главное – не допустить, чтобы голосовали «за». Почему надо идти? Прежде всего, это легализация нашего несогласия. Если мы не будем сопротивляться, все будет совсем плохо. Если общество позволяет, чтобы такое происходило, оно происходит. Для того, чтобы построить реальную демократию, нужно взять ответственность за жизнь своего района, города, страны. Кроме того, выстраивать институты, через которые можно эту ответственность реализовывать. У нас сейчас отбирают возможность использовать демократические институты. По сути разрушили уже систему представительства в нашей стране, лишили демократической конкуренции, запретили свободу собраний и слова, а теперь еще Конституцию под себя переписывают. Если вы почитаете эти поправки более внимательно, поймете, что у нас отбирают последнее — конституционные основы. Конечно , мы и раньше жили не в демократии, но нам хотя бы было на что опереться. Надо идти, потому что уже невозможно просто пройти мимо и не заметить.


Можно ли сказать, что эти поправки являются конституционным переворотом ?

Собственно говоря, это и есть государственный переворот. Обнуление президентских сроков Путина, которому пытаются придать легитимность с помощью «общероссийского голосования», абсолютно незаконно.


Возможно ли бороться с этим в контексте коронавируса?

Кому-то там наверху нужно провести это голосование именно сейчас и не откладывать. Может у них там свои какие-то планы на будущее. Они же могут так и выборы президента перенести. Понятно, что намерение проводить голосование во время пандемии – это полнейшее безумие. Им мало того, что они уничтожают Конституцию, так еще и решили усугубить ситуацию созданием идеальных условий для распространения вируса. Они же еще растянут досрочное и надомное голосование на неделю. То есть они неделю будут ходить по квартирам пожилых людей, перенося вирус от избирателя к избирателю. Ну а потом будут толпами сгонять немолодых бюджетников на участки. Это ли не безумие?

Что касается того, как бороться. В контексте коронавируса у нас все равно есть интернет. Нужно распространять по соцсетям информацию, объяснять людям суть поправок. В тех же Одноклассниках можно размещать записи, чтобы их видели не только молодые люди. Протестная активность и так формируется в интернете. Здесь даже ничего нового придумывать не надо.


Вы являетесь одним из создателей кампании «НЕТ» и просили подписывать манифест против поправок. Есть ли у него юридическая сила и чем это может помочь?

Да нет, конечно. Юридической силы никакой нет. Это просто заявление общества, тысяч людей, которые выступают против поправок и переворота. Мы его распространяем, чтобы как можно больше людей узнало о сути того, что происходит.


Насколько охотно люди в регионах России создавали комитеты кампании «НЕТ»? Высока ли там политическая активность?

Ой, слушайте, в регионах у нас сейчас все хорошо с политической активностью. Комитеты есть по всей стране. Понимаете, какая штука. Появляются локальные объединения, независимые друг от друга. Ими движет стремление защитить свой маленький кусочек земли. У них нет единого центра принятия решений, но вместе они сильны и действительно несут угрозу этой власти. Так что в регионах сейчас активные люди, да.



ПРЕПОДАВАНИЕ И ПОЛИТИКА

Как вы сами писали в соцсетях, вузы терпели вашу политическую деятельность. Из МГУ вы ушли сами, в случае с вышкой вашей инициативы не было. Что будет происходить с высшим образованием и политической средой в России, если самый либеральный вуз (Вышка) избавляется от оппозиционно настроенных преподавателей и студенческих организаций?

Ну давайте начнем с того, что Вышка уже давно не самый либеральный вуз. Тем более с таким ректором и проректором. У нас сейчас происходит полнейшая деградация общественных институтов. И в том числе университетов, которые должны быть площадкой для общественной дискуссии. Могу сказать, что есть только два пути построения реальной демократии: надо либо наполнять новым содержанием старые институциональные оболочки, либо создавать с нуля новые общественные институты.


Как руководство РАНХиГС реагирует на вашу политическую деятельность? Оговаривались ли какие-то политические ограничения при приеме на работу ?

Нет, ничего такого не было и пока что нет. Работа в ВУЗе не связана с моими политическими взглядами. Иначе это была бы дискриминация. У всех разные взгляды. Я ничего и не пропагандирую, поэтому и претензий никаких быть не должно.


Сейчас вы остаетесь муниципальным депутатом. Планируете ли еще раз баллотироваться в Мосгордуму или Госдуму?

Ух, какие вы интересные и хитрые вопросы задаете. Я уже баллотировалась в Госдуму в 2016, заняла второе место в избирательном округе МГД. Я пока об этом официально не объявляла. Но вы сами можете сделать выводы.
Автор: Жанна Антохина
Редактор: Лариса Верченко