Что интересного
Чем космонавты занимаются на Земле и зачем летать в космос?
Покоритель космоса рассказывает о трудностях космического быта, образе героя-космонавта и важности командного духа
26 июня/ 2020
Наш герой Александр Мисуркин – космонавт-испытатель отряда ФГБУ «НИИ ЦПК имени Ю.А. Гагарина». Участник основных космических экспедиций МКС-35/МКС-36/МКС-53/МКС-54. Продолжительность его полётов составила 334 дня 11 часов 29 минут. Совершил четыре выхода в открытый космос, общая продолжительность работ в открытом космосе составила 28 часов 13 минут.
Экипаж садится в корабль за два с половиной часа до старта, и время посадки рассчитано с учетом длительности всех проверок, в том числе на тот случай, если какие-то из них пойдут внештатно, и их нужно будет переделать. Когда все хорошо, остается приличный запас времени, когда ты просто ожидаешь контакта «подъем». На это время нам дают возможность послушать музыку. Каждый из трех членов экипажа в свой список желаний подает 3-4 композиции. Не берусь сказать, что конкретно я слушал. Недавно на Яндексе в честь Дня Космонавтики выкладывались наши плейлисты. Что-то из них я и слушал на старте.

На орбите космонавты выполняют работу оператора. То есть по сути мы являемся удаленными руками постановщиков, которые находятся на земле. Заранее сказать, какой из экспериментов судьбоносный, мы не можем, как не можем и после проведения, потому что их результат остается у постановщиков. Поэтому к этой работе я отношусь с уважением, потому что знаю, как она важна для людей, которые эти эксперименты проводят. Каждый из них может быть потенциально важным.

Процесс адаптации присущ как при выходе в невесомость, так и после, по возвращении после космического полета. Наверное, самой чувствительной является болезнь движения. То есть, это процесс адаптации нашего вестибулярного аппарата. Если сравнивать ощущения, чуть-чуть тяжелее, когда прилетаешь туда [в космос – прим.ред.]. Там все в новинку. На земле все-таки ты возвращаешься домой, работа сделана. Поэтому их [ощущения по прилету домой – прим.ред.] перенести проще, да и они не такие сильные.

Корабль делает 16 витков по орбите в сутки. На каждый из этих витков есть запланированная, так сказать, точка посадки, если что-нибудь пойдет не так. Приземлиться теоретически можно в любой точке земного шара. От 51° северной широты до 51° южной широты. Главное вовремя включить двигатель, и ты приземлишься на резервном полигоне, где тебя будут искать в первую очередь.

В полете у нас королевские условия. На сон нам дают восемь с половиной часов. У каждого космонавта есть своя каюта, там есть свой спальный мешок, прикрепленный к одной из плоскостей станции. В этом спальном мешке спишь, но, конечно, не хватает ощущения того, что ты спиной касаешься матраса, а головой подушки. Есть некий элемент дискомфорта. Я только во втором полете заметил, что в невесомости ты высыпаешься чуть-чуть быстрее, чем на земле. Из-за своей активной жизненной позиции и большого количества задач спать приходилось гораздо меньше восьми с половиной часов, и этот факт помогал, конечно. Также у нас есть примерно полтора-два часа вечером, не занятые работой. Тогда мы можем либо дополнительно готовиться к работе на следующий день, либо заниматься своими делами.

На мой взгляд, одни из наименее комфортных элементов жизни в космосе – это вопросы гигиены, если их не уметь организовывать правильно. Даже если и уметь, все равно они комфорта не доставляют. Девочки летают и с длинными волосами, но как за ними ухаживать, не знаю. По сути, голову нужно мыть каждый день. Спортом занимаешься по два с половиной часа, потеешь, естественно. Мыться можно только с помощью влажных салфеток и полотенец. По-другому, к сожалению, никак.

Вопрос о долгом нахождении в закрытом пространстве связан с психологией. Один из ключевых факторов, который помогает спокойнее и легче относиться к нахождению в замкнутом пространстве во время космического полета, – это активная жизненная позиция. Мне посчастливилось, у меня она есть. Я всегда нахожу себе занятие, даже в полете. У меня реально дни летят как часы, недели как дни. Мне не приходится сталкиваться с проблемой, что я устал, и мне все надоело. Я думаю, что самый главный навык, который пригодился мне в дальнейшей жизни, после полетов в космос – это более глубокое понимание работы в команде. Очень показательная вещь – полет, если ты умеешь наблюдать и делать выводы.

Внештатные ситуации были. Например, когда на американском сегменте из системы терморегулирования внешнего контура начал утекать аммиак. Это все равно, что кровь из организма утекает. Пришлось американским коллегам срочно собираться и буквально через день выходить в открытый космос для ремонта. При этом штатная подготовка к выходу в открытый космос занимает две недели. Знаете, страха не возникало, честно говоря, в тот момент. Возникало понимание, что секунды уходят, надо что-то делать. Но я не хотел бы, чтобы у вас складывался такой образ, что все космонавты – это такие «супер-пупер» герои, которые ничего не боятся. Космонавты – обычные люди. Просто у нас есть специальные виды подготовки, которые как раз призваны дать человеку навык работать, когда он находится под воздействием серьезного стресса и в режиме ограниченного времени. То есть, если тебе и страшно, ты должен продолжить рационально работать, а не уйти в себя и закрыться. Одним из видов такой подготовки у нас является специальная парашютная подготовка.

На земле космонавты занимаются либо подготовкой к очередному полету, либо находятся в стадии поддержания навыков между полетами. Мы также работаем вместе с научными предприятиями и организациями в космической отрасли, проводим работу по популяризации нашей космонавтики, встречаемся со студентами и школьниками.

Чтобы быть наиболее успешным в жизни, очень важно как можно раньше четко сформулировать цель, чего ты хочешь достичь. Не нужно задавать себе вопрос: «Неужели я смогу?». Нужно наметить стратегический план достижения этой цели и шаг за шагом идти по этому пути. Не факт, что ты при этом обязательно достигнешь каких-то космических высот, но, что ты будешь гораздо успешней по жизни, это однозначно. Мое осознание цели случилось в 12 лет. В моем случае мой план, который я реализовывал 23 года своей жизни, сработал [Александр стал самым молодым космонавтом, побывавшим на МКС – прим.ред.].

У меня много своих проектов, как связанных с работой, так и не связанных. Поэтому время у меня очень насыщенное. Сейчас мы ведем космические новости с Музеем космонавтики. Это далеко не все, что я делаю на самоизоляции. Общаюсь с вами на интервью, между прочим. Я по совместительству являюсь еще и президентом Федерации бадминтона Орловской области, которую создал в 2017 году. Я очень много сил трачу на развитие этой организации, на продвижение здорового образа жизни, укоренение в общественном сознании этого тренда. Этот вид спорта является с точки зрения государства самым эффективным и наименее затратным инструментом для поддержания общества в хорошей физической форме. Я могу сказать, что в Восточной Азии бадминтон – это вид спорта, где играют люди даже в возрасте 70+. Социальные виды спорта, где мужчина и женщина могут играть вместе, тоже очень ограничены. Это только ряд факторов, исходя из которых, я делаю вывод, что бадминтон является наиболее подходящим инструментом для государства для поддержания здоровья общества и продления фазы активного образа жизни. Фазы, когда ты живешь, а не доживаешь. Стоит отметить, что бадминтон является космическим видом спорта, потому что еще Сергей Павлович Королев [выдающийся конструктор и ученый, работавший в области ракетной и ракетно-космической техники – прим.ред.] определил его одним из элементов физической тренировки космонавтов. Поэтому именно в звездном городке я и познакомился с бадминтоном, где я в него и влюбился.

Космос никогда не должен становиться обыденным, это враждебная человеку среда. Отношение к ней должно быть более, чем уважительное. Как-то мы проходили тренировку в пещерах на Сардинии. Мы неделю провели под землей, хотя, по сути, мы были внутри горы и выше уровня моря. И вот, с использованием альпинистского снаряжения я поднимаюсь по веревкам, на пару метров выше меня ждет инструктор, и за ним уже виднеется выход из пещеры, такой свет в конце тоннеля. Инструктор мне говорит: «Александр, всегда помни, крайний шаг самый важный». Так и с полетом в космос. Нельзя относится к нему как «знаем – плавали». Каждый раз нужно относиться с уважением и внимательностью.
Автор: Алёна Чурик
Редакторы: Лариса Верченко